Карта сайта
9 апреля 2014, 05:43

Мельгунов: Если делаешь добро от души, никогда не «перегоришь»

Один из тех, кому не все равно, кто стремится помогать и привлекать к этому других, – иркутянин Евгений Мельгунов

В одном из материалов журнала «Русский Репортер», посвященных развитию благотворительности, приведены данные о количестве волонтеров в разных странах мира. Так, в Ирландии их 33 процента от числа жителей, в Германии – 30, в Японии – 26, во Франции – 19, а в России – всего 1,5. Пока. Но уже несколько лет специалисты отмечают, что тех, кто бескорыстно стремится делать добро, становится больше. На российском уровне они могут обменяться опытом во время традиционного слета волонтеров Москве, на региональном – в течение фестиваля «Хрустальное сердце Байкала». Один из тех, кому не все равно, кто стремится помогать и привлекать к этому других, – иркутянин Евгений Мельгунов.

– Евгений, у каждого, кто занимается благотворительностью, был свой путь: кто-то последовал примеру родителей, кто-то посмотрел телесюжет про волонтеров и решил, что это и ему это интересно, кто-то просто перечисляет деньги в фонды помощи детям, бездомным животным. Что стало «отправной точкой» для Вас?

– Я работаю авиадиспетчером, и из-за скользящего графика у меня много свободного времени. Безусловно, большую его часть я занимаюсь семьей, но остающуюся хотелось посвятись помощи тем, кому нужна поддержка. Правда, как и кому помогать, я не знал, пока однажды не поделился с другом, который рассказал о своей общественной организации, где есть социальный проект, посвященный добровольчеству, и предложил его возглавить. Я сразу согласился – так полтора года назад начался новый этап моей жизни, когда желание помогать наконец обрело «точку приложения».

– Каким стал первый шаг? Чем конкретно Вы занялись?

– Мы с женой очень заботимся о нашем сыне, и мне очень жалко детей, которые лишены родительского тепла и ласки, поэтому сразу решил, что постараюсь «согреть» ребят из детских домов. Да, в основном они живут в нормальных условиях, их развивают, учат, как вести хозяйство и строить отношения, но никакие самые современные образовательные программы не заменят искреннего участия, внимания, интереса к каждому ребенку, его внутреннему миру, маленьким проблемам и мечтам. У воспитателей просто физически не хватает времени «проживать» дни с каждым ребенком, но хотя бы частично восполнить недостаток родительской любви могут те, кто готов приезжать и общаться с ребятами – не единожды, вручив подарок и погладив по голове, а постоянно: знакомясь с детьми, узнавая их характеры, сложности и желания.

Мне нравится проводить время с детьми, общаться с ними, и чем ближе узнаю их, тем больше хочется их порадовать, как своих. Я часто приезжаю к ним с небольшими подарками, с друзьями стараюсь организовать для них праздники, давая ребятам повод нарядиться и показать, чему они научились.

Когда дети стали мне доверять, рассказали, что редко бывают за пределами территории, а им интересно, что там, в этом другом большом незнакомом мире. Согласитесь, мы даже не задумываемся о таких привычных вещах, а тем, кто (часто с рождения) живет в детских домах, элементарные вещи кажутся чудом. По согласованию с воспитателями летом свозил малышей в нерпинарий, с коллегами организовал несколько экскурсий и поездок на природу, например, выбирались с ними на рыбалку – детскому счастью не было предела, они радовались каждой пойманной рыбе, разведенному костру, хорошей погоде, возможности пообщаться с новыми людьми. Что это стоило мне? Четырех часов свободного времени, нескольких литров бензина и небольшой суммы, чтобы купить десять удочек. Думаю, это по силам каждому. Главное, желание сделать детей чуть счастливее.

– Кроме помощи детским домам, Вы организовывали различные благотворительные акции – расскажите об этом подробнее.

– Да, я помогаю проводить праздники для ветеранов, а также пожилых людей, живущих в интернатах. Накануне памятных дат мы часто приезжаем к ним с ребятами из детских домов: подростки готовят творческие номера, а потом с удовольствием общаются с ветеранами. Также вместе с соседями и друзьями устраиваю «зеленые островки» во дворах: такая позитивная совместная работа сближает людей и позволяет избегать конфликтов при обсуждении бытовых вопросов.

– В преамбулу к этому материалу вынесена информация о количестве волонтеров в европейских странах и России: разница не в ее пользу огромна, несмотря на нашу несущую добро литературу, призывы к милосердию и добросердечию, постоянно звучащие как от людей церкви, так и различных общественных деятелей. Почему, по-Вашему, так происходит?

– К сожалению, это идет от того, что люди разучились делать что-то бескорыстно, от укоренившегося, иначе не скажешь, ограниченного менталитета и скудной внутренней культуры, обладатели которых живут принципу: мне хорошо, а остальные проблемы меня не волнуют. Организуя социальные акции, я всегда приглашал на них руководителей предприятий, депутатов. Немногие были готовы прийти, но чаще я слышал: «Это не мой округ, поэтому мне совершенно не интересно».

Есть и другое мнение: если ты что-то делаешь – то есть выходишь за рамки среднестатистического стандарта, значит, занимаешься показухой. К этому тоже надо быть готовым: я стараюсь не спорить с людьми, придерживающихся такой точки зрения, но пробую переубедить, приглашая присоединиться к нашим встречам в детском доме или к посадке деревьев возле подъезда. Критиковать просто, но трудно делать. Некоторые критики, кстати, согласившись хотя бы посмотреть на социальную акцию, изменили мнение, почувствовав общий азарт и настроение, познакомившись с увлеченными людьми.

Кстати, изначально даже многие мои друзья скептически относились к тому, что я езжу в детские дома, «к каким-то чужим детям». Но сейчас скепсис прошел: они поняли, что для меня это важно, что я взял на себя ответственность помогать детям, что это не блажь, а постоянное стремление поддерживать их. Теперь те, кто раньше посмеивался, стали помощниками: если звоню им с просьбой для детского дома, в ответ неизменно слышу: «Женя, без проблем».

Ситуацию с небольшим числом волонтеров в России тот, кто занимается благотворительность, может изменить только своим примером. Не оглядываясь на государство, которое «что-то кому-то должно», чиновников или кого-то еще. Важно понять, что самое ценное, что мы можем дать детям, одиноким ветеранам, – вовсе не деньги, а наше время, за которое можно проявить заботу и участие.

- Приходя в благотворительность, узнаешь о проблемах все больше и больше, помогаешь в одном, наваливается другое – и кажется, что так до бесконечности, словно снежный ком. Как определить границы и цель «личной благотворительности», избежать постановки непосильной задачи, от невозможности выполнить которую можно опустить руки, и выстроить свою работу так, чтобы она была осмысленной и ощущаемой?

– Действительно, работы в детских домах или домах престарелых непочатый край, и она, к сожалению, никогда не иссякнет. Конечно, надо здраво подходить к волонтерству – делать, сколько можешь, не в ущерб близким, но при этом понимать, что здесь невозможно высчитать: сделал первое, второе, третье – и все, норму выполнил. В волонтерстве нет нормы, отчетов, соревнования, и важны в нем не количественные показатели. Каждый волонтер – как муравей, сосредоточенный, трудолюбивый, ответственный, вносящий что-то свое в большое общее дело, которое складывается из результатов многих. Кто-то переводит часть зарплаты на счет благотворительных фондов, кто-то вяжет варежки и приносит их в детский дом, кто-то выделяет автобус, чтобы дети съездили в музей, а кто-то забирает ребенка в семью. Например, в нашем доме живет далеко не богатая семья, в которой 16 детей – формально своих и приемных, но по отношению – только своих. И когда я однажды спросил маму этой семьи, почему она берет детей из приютов, она ответила просто: «Потому что я их люблю и хочу позаботиться о стольких, о скольких смогу. И деньги в этом не главное».

Еще важно сразу понять, что волонтеры не могут (да и не должны) подменить государство. В идеале они должны помогать ему, дополняя работу комплексных программ, но, к сожалению, многие из них остаются лишь на бумаге. Но это не повод говорить, что если уж государство ничего не делает, то и мне нечего вмешиваться. Надо, ведь только так мы можем менять общество, как бы нам хотелось. Поэтому я решил для себя: делать то, что могу, а не сокрушаться о том, что сделать не могу.

– С чего надо начинать такие изменения?

– С корректировки менталитета, ценностей, воспитания: изначально, с детства, в мозг и душу ребенка необходимо заложить прежде всего, что нельзя бросать детей. И потом эту основную мысль поддерживать в школе, вузе. Ведь на Кавказе, например, нет детских домов – там это неприемлемо, почему же у нас в приютах в основном живут дети, у которых есть родители или близкие родственники?

Возвращаясь к вопросу о границах «личной благотворительности»: волонтеры могут поддержать ребят из детских домов, показать, что они интересны людям, что о них могут заботиться. Но глобально это не решает проблемы, в том числе проблему социализации. Этим детям надо показать нормальные отношения: они знают, что такие отношения есть, но не могут понять, что это такое. И они понимают, что не нужны ни государству, ни родителям, никому. Одиночество и непонимание сопровождают их, когда они становятся старше, а в 19 лет они выходят из детских домов и остаются одни. Да, государство дает им квартиру, но не дает стержня внутри. И если с детства эти ребята не поймут, что могут быть полезны, судьба их незавидна. Им надо показать полноценную жизнь: на это должна быть ориентирована программа их воспитания.

Думаю, что детей, от которых отказываются родители, надо воспитывать в суворовских или кадетских училищах, где бы они почувствовали себя нужными государству, где у них бы появилась цель и смысл жизни. Также, наверное, надо предоставить им квоты на поступление в вузы: образование даст им возможность в будущем зарабатывать и что-то достичь. Для этого, пока они живут в детдомах, как раз нужны встречи с успешными людьми, которые бы рассказали о том, как строили карьеру. Таким образом можно выстроить для них цепочку, что только работой они смогут обеспечить себе и семье нормальную жизнь.

– Один из участников московского слета волонтеров, Сергей Можаев, в интервью признался: «Хочу сохранить запал. Не хочется однажды почувствовать холод внутри и сказать себе: все, больше не могу, перегорел». Как Вы ограждаете себя от внутреннего выгорания, отдавая волонтерству много душевных сил?

– У меня желание помогать идет от души, оно абсолютно искреннее, поэтому не боюсь, что когда-то перегорю. Я с детьми отдыхаю, мне действительно интересно, что они думают, как воспринимают мир, как у них дела. Чем больше делаю для них, тем больше хочется. Волонтерство – уже часть моей жизни, и я не думаю, что когда-нибудь отойду от этого.

Автор: Анна Важенина

«Стратегическая задача – добиться, чтобы благотворительность стала образом жизни, и каждый человек в нашей стране понимал, что вне зависимости от доходов он способен ею заниматься. Даже небольшая сумма денег может быть зарезервирована в семейном бюджете для помощи детям, пенсионерам, детским домам…».

Фаина Захарова, президент благотворительного фонда «Линия жизни».

В 2013 году среди россиян провели опрос на тему: «Оказываете ли Вы благотворительную помощь?». Ответы таковы:

72 % – нет
12 % – переводил деньги нуждающимся
4 % – передавал вещи нуждающимся
2 % – участвовал в благотворительных акциях

Ключевые слова: Мельгунов, Общество
Ссылка для блогов